детство, школа. учителя.

вспомнился давно забытый школьный эпизод. Шагая по коридору школы я насвистывал (каюсь, нехорошо делал) знаменитую симфонию Шостаковича. Ту которую он впервые исполнил в блокадном Ленинграде. Как оказалось, сзади шла учительница. Она остановила меня и сделала замечание, мол, чего это я насвистываю фашистскую музыку. Я знал, что это не так, но авторитет учителя для меня тогда был незыблем и я оторопел, на какое-то мгновения подумал, что она права, но все же сказал, что это симфония Шостаковича. Учительница, как мне показалось, испытала примерно то же что и я. Но "взяла себя в руки" и произнесла: "Не смей!". На этом и разошлись.
После этого эпизода, тот самый незыблемый и несокрушимый авторитет учителей во мне начал неуклонно таять. Я не то, чтобы стал подвергать сомнению все, что они говорят, но уже перестал слепо верить всему, что они нам говорят. Разумеется, это не касалось точных наук.
К тому времени у нас появились педагоги практикантки. По истории была такая симпатичная, насквозь такая интелегентного вида, как сейчас помню, Татьяна Васильевна ее звали. Вот ее уроки были удивительно интересными, она как-бы не нудила то, что написано в учебниках, а ее уроки были похожи на рассказы. Было круто! Двоек она не ставила, тройки очень редко. Весь класс был от нее без ума. Так, я к чему все это... А! Ну так вот, по ее урокам стало понятно, что помимо учебников истории можно почерпнуть еще много чего интересного из книг, журналов и газет. Вот за это ей и низкий поклон.